Я торопливо взбежала по бетонным ступенькам, подгоняемая счастливой мыслью о возвращении в тёплую квартиру, зародившейся, стоило мне покинуть помпезное здание университета. Фантазия о том, как я поверну ключ в замочной скважине, как мне неохотно выйдет навстречу пушистый кот, в отличие от меня весь день дремавший в лежанке, как я поем вкуснейшей маминой еды и завернусь в одеяло, оставив задания на выходной, придавала мне сил, куда-то исчезнувших, когда я с трудом толкнула дверь метро.

Город скрылся в тумане. Двадцать минут проведя в вагоне, пригревшись и едва не заснув на плече у соседа, я уже и забыла, как на самом деле стало холодно после наступления вечера!

Сделав по тротуару несколько решительных шагов, я остановилась и поёжилась. Путь предстоял приличный, принимая в расчёт обстоятельства.

Утро выдалось невероятно жарким, что нехарактерно для середины сентября – солнце пекло, как летом, температура только поднималась по мере моих сборов, а окончательный вердикт вынесло сообщение моей одногруппницы Ани, с которой я сидела на парах:

«Ой, Мил, ну и жарень. Пошло оно в жопу, одевайся полегче, я чуть не сжарилась, когда вышла. Опоздаю, т.к. бегу переодеваться. Го сегодня вместе что-нибудь розовое наденем? Я своё платье новое достану, которое мы тогда в тц купили».

И я надела. Прелестная розовая юбочка с запахом, казавшаяся так кстати поутру и получившая похвалу от моих подруг, превратилась в испытание на промозглом ветре. В порывах он проникал под одежду: бодрящий поток игриво блуждал между дородных бёдер, и я инстинктивно натягивала ткань вниз, но уже после пары движений она сползала на место, отдавая меня растерзание погоде.

Холод ущипнул мои соски, напряженный контур двух набухших горошинок проступил под трикотажем чёрного топика. Прозрачная кофта, модно завязанная поверх под грудью и прятавшая отсутствие лифчика от окружающих, сдалась под их натиском, они торчали из-под второго слоя, и мне пришлось откинуть вперед спутанные локоны, чтобы утаить то, что в зной я не ношу бюстгальтера. Если бы сейчас снова поднялась температура на улице!

Это последняя капля. Я сокращу дорогу через парк.

Названный парк плохо освещался последние три года. Растительность вокруг газонов и дорожек была густая, близко расположенные деревья образовывали плотный зелёный забор, сейчас обнищавший, пожелтевший, с целыми проплешинами.

Все ларьки с мороженым и сладкой ватой, мимо которых я вяло переставляла ноги, закрылись, и вокруг не было ни души. Ни подобных мне студентов, ни гулявших семей, ни тех, кто возвращался с работы. Только стук моих каблуков отбивал асфальт под шелест листьев.

Мой взгляд выцепил лавочку недалеко от выхода, и ко мне пришло осознание того, как я вымоталась за день. Ступни болели в неразношенных туфлях, плечо ныло под весом сумки, напичканной конспектами, докладами и распечатками с моими заметками. Столько предстояло сделать за воскресенье.

После шести пар и похода с Аней за латте, я плюхнулась на стылое, ребристое сиденье. Рельеф его почувствовался прекрасно. Короткая юбка задирается, когда садишься, и сидеть получается только на голых ягодицах. Затем подпрыгнула, чтобы проверить, не поставила ли затяжку на чулках, всё-таки они у меня часто рвутся.

Закинув ногу на ногу, я достала телефон и уткнулась в экран, осветивший черты. Посижу всего пять минуток, а там уже бегом до дома.

Новостная лента была скучной, меня увлекли пришедшие сообщения, мессенджер от них ломился всегда. Подмерзшие пальцы быстро набирали текст, чтобы самым первом ответить приглянувшемуся мне молодому парню, на которого я поглядывала с начала учёбы, и он полностью завладел моим вниманием несмотря на то, что сейчас я мерзла снаружи, а не нежилась в кровати.

- Милана, ты ли это? – голос вывел меня из раздумий, и я едва не выронила мобильный, уставившись на выросшего из земли мужчину, - Удивительно-то как! Ты кого-то ждёшь?

- Здравствуйте, Сергей Эдуардович. Давно вас не было видно, - отозвалась я, заприметив знакомое лицо, - Где вы пропадали? У меня вот папа как раз позавчера жаловался, мол, сейчас бы с Серёгой такое дело обсудить, а он хрен знает где! Два года прошло!

Сергей Эдуардович подружился с ним на новой работе. Вскоре после найма он вовсю посещал нас, как хороший друг семьи. Сидел на ужинах, ездил с нами купаться, выпивал с отчимом на праздниках, помогал переставлять мебель, подвозил меня и братьев со школы, в общем, очень приветствовался у очага. Мама доверяла ему нас, да и дарил он самые крутые подарки. Мне на день рождения как-то целый ящик дорогущей косметики привёз для опытов.

Человеком он был невзрачным, но вызывающим доверие. Женатый, зажиточный, детей не было, а жена Наталья его друзей не очень любила, домоседкой была и даже на Новый Год не приходила.

Я не знаю, в какой именно момент их с отчимом общение принялось сходить на нет. Может, поругались, может, ещё чего, та же нелюдимая Наташа могла его подбить перестать к нам ходить, хотя я уверена, что и её он вниманием не обделял. Сергей мою маму звал с младшеньким, чтобы съездить и помочь на восьмое марта ей бриллианты выбирать. Такие сережки привезли, любая женщина от зависти бы умерла.

Потом он и вовсе пропал. Не брал трубку, на сообщения не отвечал. На прежнем месте жительства его тоже не оказалось.

- Да никого я не жду. Устала просто, домой иду, а ещё идти и идти. Жесть такая, дубак.

- Совсем легонько оделась. Куда мама-то смотрела? – покачал он головой, - Осень же!

- Антошку умывала. Он весь утром в варенье вымазался перед садиком.

Я улыбнулась ему. Безобидный такой дядька. Волосы подкрашенные, через пиджак и рубашку виднелся небольшой живот, а сама фигура была какой-то щупленькой, чуть сгорбившейся. Зато на лицо мужчина был приятным, озорным.

- Как домашние?

  • Страницы:
  • 1
  • 2
  • 3
  • ...
  • 5
Добавлен: 2022.09.07 18:16
Просмотров: 4222